Последние новости

Спикер Верховной рады Андрей Парубий назвал неизбежным повышение цен на газ
Площадь пожара на заводе во Владикавказе выросла до 4500 кв м
Где живут самые ядовитые лягушки (фото)
МИД РФ: Россия осуждает шантаж со стороны США в вопросе ДРСМД
Косачев назвал заявление Трампа о выходе из ДРСМД шантажом
Слуцкий: Россия сможет обеспечить свою безопасность в случае выхода США из ДРСМД
Американский военный самолет провел разведку у западных границ России
МИД РФ назвал шантажом слова Трампа о выходе США из договора о РСМД
Гол Салаха принес "Ливерпулю" выездную победу над "Хаддерсфилдом" в АПЛ
При пожаре на заводе во Владикавказе обрушились кровля и часть стены
Эксперт назвал муниципалитеты важнейшим звеном реализации нацполитики
РКС предложили оплачивать проезд в коллективном транспорте смартфоном - РИА Новости, 18.10.2018
В Ленинградской области автомобиль упал в Финский залив
Источник сообщил об угрозе взрыва на заводе во Владикавказе
Площадь пожара на заводе во Владикавказе увеличилась до 4,5 тысячи квадратных метров
СК начал проверку по факту пожара на заводе "Электроцинк" во Владикавказе
Пожар на заводе во Владикавказе тушат более 60 пожарных
В оперативном штабе рассказали о состоянии пострадавших при нападении в Керчи
Цены на отели в Турции в следующем году вырастут на 15%
Трамп заявил, что порвет договор с Россией
Американский сенатор раскритиковал решение США выйти из договора о РСМД
Во Владикавказе при тушении завода погиб пожарный
В Дагестане девять человек пострадали в ДТП
Командир СОБРа погиб в ДТП под Астраханью
Огнестрельное оружие хотят запереть в сейфе
"Диагноз поставят часы". Кардиолог рассказал, как вовремя заметить проблемы с сердцем
В Хабаровске пять человек пострадали при ДТП с автобусом
На Украине заявили о возвращении в Азовское море «мощнейшего» корабля
В Британии пилот во время шторма посадил Boeing боком
Трамп заявил, что хочет видеть женщину на должности постпреда США при ООН
Уникальный Cadillac Элвиса Пресли продали неожиданно дешево
Больше новостей

Натан Чен

Спорт
583
0
/ Р-Спорт
Сюжет:
Финал Гран-при по фигурному катанию сезона-2017/2018, Нагоя, 7-10 декабряАмериканский фигурист Натан Чен, ставший победителем Финала Гран-при в Японии, в интервью особенному корреспонденту "Р-Спорт" Елене Вайцеховской рассказал о сложностях, с какими сталкивается в фигурном катании детище из небогатой семьи, а настолько же вбил, чем сложны четверные скачки, и зачем, фактически задрав год назад взаимоотношения со своим тренером Рафаэлем Арутюняном, он вернулся к нему вновь.
- В вашем досье я пробежала, что собственный начальный скачок в четыре витка вы впервинку успешно выполнили в ноябре 2014 года. Сейчас же в вашем техническом арсенале водятся пять неодинаковых четверных. Как уложен очутился колея от первоначальной задумки до ее реализации?
- Если беспорочно, с двумя первыми скачками никаких проблем не было вообще. Сквозь неделю после того, будто я выехал собственный начальный четверной тулуп, я испробовал прыгнуть сальхов и залпом сделал это благополучно. Мы с Рафом(

©
Новости. Владимир Песня Американский фигурист Натан Чен и тренер Рафаэл Арутюнян)тогда были больно воодушевлены. Одно девало, разуметь, что готов выполнить четыре витка, пробовать выполнять их со страховкой и убеждать себя, что ничего экстремально сложного в этом дудки, и абсолютно иное - выйти на лед и сделать скачок.
Почитай залпом я стал экспериментировать с четверными флипом и лутцем, однако тут все очутилось сложнее. Я никак не мог изловить надобные ощущения во вращении. И почитай смирился с тем, что освоить эти два скачка попросту возвышеннее моих возможностей. Что дотрагивается тулупа и сальхова, в них я продолжал набирать уверенность и, соответственно, встретил решение включить и тот, и другой в произвольную программу и выступить с этим прыжковым комплектом на чемпионате США.
- Будто один на том турнире вы, если не заблуждаюсь, травмировались?
- Ага. Восстановление отняло бессчетно времени и сил, однако за это времена я реально изменился – будто плотски, настолько и ментально. Прибавилось мощности, вращение в духе стало более бойким и компактным, это чувствовалось, прежде итого, по тому, будто воздушно стали получаться тройные скачки. Четверные я тоже восстановил, а где-то сквозь месяц мы стали пробовать на льду четверные флип и лутц. Собственно тогда в моей котелке замаячила дума: "Зачем бы не прыгнуть все пять?"

©
Новости. Владимир Песня Натан Чен
- Сколько времени заняла труд над риттбергером?
- Выполнить врозь взятый скачок не изображает для меня излишне нелегкой задачей. Проблемы возникли, когда мы взялись становить программу, рассчитанную на пять четверных.
- Верно, это непросто – психологически кухарить себя к достижению, какое не покорялось ни одному фигуристу в мире?
- Я не излишне заколачивал себе голову подобными думами. Хотелось попросту осмыслить: задача реальна, или дудки?Первое, с чем столкнулся, что на льду мне доводится больно бойко кумекать и больно бойко переключаться с одной задачи на иную. Четверной скачок – даже подобный, будто тулуп или сальхов – спрашивает больно большущего усилия и концентрации. Ты должен вдруг контролировать массу технических штук и собственных мышечных ощущений.
Однако самое сложное заключалось в том, что, опустившись с одного четверного, мне надобно было тут же выбрасывать из головы всю информацию, связанную с этим конкретным скачком, и настраиваться на абсолютно другой комплекс деяний и ощущений. И настолько – пять один сплошь. Если где-то я не успевал переключиться или сконцентрироваться, залпом возникал излишне большой добавочный стресс, и все начинало рушиться.
- Это будто один нормальное явление. Давненько знаменито, что любой новейший сложный элемент поначалу может крушить всю программу даже в том случае, если выполнен важнецки.
- К этому я был готов. Более того, будет бойко осмыслил, что, если алкаю выполнить задачу, надобно в равновеликой степени упражнять не всего мышцы, однако и голову. Причем заниматься этим беспрерывно.

©
Новости. Владимир Песня Натан Чен
- Какое численность четверных вы алкали бы включить в свою олимпийскую произвольную программу?
- В идеале пять, причем необязательно, дабы все они были неодинаковыми. Если это удастся сделать, я однозначно получу колоссальное техническое преимущество. Задаваться мишенью показать на Олимпиаде пять неодинаковых четверных - это уже не излишне извиненный риск. Рассуждаю попросту: я ввек не выступал на Олимпийских играх, участие в каких само по себе изображает стрессом для любого спортсмена, оттого было бы попросту глупо усугублять этот стресс, ладя не излишне привычные для себя вещи.
В гробе гробов, Олимпийскими играми сезон у фигуристов не заканчивается, карьеру я вроде бы тоже завершать не собираюсь, и если во мне жрать потенциал для того, дабы валять программы большей сложности, я найду, где этот потенциал реализовать. Однако число 5 мне нравится. Я потихонечку преднамерен к нему обвыкнуть.
- Когда Юдзуру Ханю катается без топорных оплошек, капля кому вытанцовывается его обыгрывать. Вы уже взимали и таковскую вышину. Это какое-то необычное ощущение – обставить олимпийского чемпиона?
- Частично ага. Юдзуру валяет больно сложные программы, оттого забить его – великое достижение даже с технической точки зрения. Если болтать о внутренних ощущениях, какие я болел, когда выигрывал у Ханю, это аккуратно не тщеславие. Скорее больно большая уверенность в том, что я передвигаюсь к своей мишени верным путем.

©
Новости. Александр Вильф Юдзуру Ханю
Мы все ишачим ради того, дабы как-то почувствовать себя важнейшим. И когда разумеешь, что на настоящем отрезке времени ты взаправду стал фигуристом номер один-одинехонек, это мощно подогревает самооценку и добавляет уверенности. Если до того, будто взяться побеждать, я гуще задавал себе проблема: "Способен ли я?", сейчас аккуратно знаю - способен. В частности – к тому, дабы биться с Ханю на Олимпийских играх в Пхенчхане.
Беспорочно болтая, мы все больно многим должны этому спортсмену. Когда я видаю, будто он вкалывает, будто катается, до какой степени козыряет фигурному катанию, и каким вообще должен быть наш внешность спорта, то и сам нахожу в себе новоиспеченную мотивацию: быть таковским же, будто Ханю, быть важнее, выступать вперед. Юдзуру в этом взаимоотношении великий атлет.
- Я до сих пор помню ощущение внутренней неловкости, какое вкусила, когда на Олимпийских играх обогнала соперницу, коей восхищалась всю свою спортивную бытие.
- Мне знакомо это ощущение. Я и сам вкусил нечто подобное, когда обставил Ханю на этапе Гран-при в Москве. Там как-то больно остро чувствовалось, что большинство болельщиков приехало в Россию ради того, дабы завидеть, будто будет побеждать Юдзуру. Более того, они абсолютно не колебались в том, что он станет первым. И вышло, что своей победой я реально истрепал гору людей.
Был несказанно безоблачен, что у меня все вышло, что я выиграл, причем выиграл уверенно, однако вот это ощущение безотносительного счастья и вдруг больно большенный неловкости перед зрителями было крайне непривычным. Я ввек прежде не болел столь двойственных эмоций.
- Вы, как знаю, из небогатой многодетной семьи. Когда приводилось задумываться о том, что фигурное катание может очутиться вам не по карману?
- Беспрерывно. Доколе был абсолютно крохотным, нам доводилось платить за все: за лед, за услуги тренера, за экипировку. Наша дом была столь маломочной, что даже свою первую пару князьков я получил довольно сложным путем: уговорил родителя пойти в бражку, какая занималась производством спортивного инвентаря для фигуристов, и попросить хоть какие князьки с башмаками в гостинец. Мне в итоге их подарили, и все последующие четы я получал образцово по подобный же схеме.

©
Новости. Александр Вильф Натан Чен
Это не больно милое ощущение, когда выпрашиваешь что-то у чужих людей, будто милостыню, однако иного выхода попросту не было. Взять князьки в магазине мне будет длительно было попросту не по карману.
Что дотрагивалось прочих расходов, в Америке немало филантропических фондов, организованных по принципу фонда Майкла Вайсса. Благодаря их помощи, я владел шанс оплачивать тренировки, когда стал тренироваться у Арутюняна, Раф тоже бессчетно мне помогал. В том числе и деньгами. За эту поддержку я больно признателен – и ему, и всем тем людам, какие не оставались безразличными к тому, что один-одинехонек капельный мальчишка больно алкает кататься на гребнях. Если бы эти люд не повстречались на моем пути, сейчас бы я аккуратно не сидел бы перед вами с медалью на шее.
- То, о чем вы сейчас взговорили, накладывает добавочную ответственность за итог?
- Безусловно. Когда я выступаю в состязаниях, кумекаю прежде итого о своей семье, о моих родителях, о том, будто бессчетно собственных блаженств и нужд они принесли в жертву тому, дабы я катался. С годом таковские вещи разумеешь все больше и больше. То, что я сейчас вам болтаю, это не прекрасные слова. Я взаправду кумекаю о том, что, катаясь, важнее итого могу показать тем, кто меня поддерживал, что был достоин этой поддержки.
- У меня выработалось впечатление, вероятно обманчивое, что русские тренеры показывали в вашей карьере не невзначай.
- Настолько оно и жрать. Когда я был абсолютно крохотным, то ладить выбор самостоятельно, будто разумеете, был не способен, его ладила за меня мама. А она отчего-то больно вверяла русским специалистам и больно ценила их касательство к делу. У нас на катке вкалывала одна баба из России, и мама отвела меня к ней, свято веруя, что та наверняка научит меня верному взаимоотношению к работе и жесткому взаимоотношению к себе. Настолько оно, собственно, и вышло. Оттого и техника катания у меня скорее русская, нежели американская.

©
Новости. Владимир Песня Натан Чен
- А что, жрать какая-то принципиальная разница?
- Принципиальной дудки, однако каким-то неглуб/оким штукам все тренеры делают настолько, будто встречено в их местностях. Оттого когда я осмыслил, что опамятовалось времена переходить на более возвышенный степень, залпом стал задумываться о том, что важнецки бы найти русского специалиста. Когда завидел, будто вкалывает Арутюнян, интуитивно почувствовал, что мне надобен собственно он. И мы стали вкалывать вкупе.
- В спорте дробно можно услышать фразу: "Тренер век прав". Согласны?
- Если этот тренер – Рафаэль, то соглашусь безоговорочно. Он каким-то образом умудряется аккуратно знать, что и будто случится, даже когда это еще и не начинало выходить. Настолько было, образцово, в той ситуации, когда я получил травму на чемпионате США. Раф предполагал, что она случится, предупреждал меня об этом, я же стоял на своем. Ныне разумею: если посчастливилось встретиться такового специалиста, надобно всецело вверять его познаниям, его эксперименту. Стопроцентно использовать их для того, дабы стать важнее и башковитее.
- Год назад, тем не менее, все выглядело настолько, словно вы вот-вот распрощаетесь.
- Для меня это был сложный стадия. Мы как-то враз утратили способность нормально водиться, причем всякий гнул свою линию, не желая ничем поступиться. Я тогда ненадолго даже отъехал к Марине(Зуевой). С ней было абсолютно достопримечательно вкалывать, больно занимательно, однако, чем длиннее я оставался на ее катке, тем отчетливее разумел, что мне надобен Раф. Не попросту человек, какой будет настолько же уверенно пихать меня вперед, а собственно Раф. С его уникальным тренерским буркалом, какого дудки вяще ни у одного из тех, кого я знаю, тем более дудки ни у меня, ни у моих родителей.

©
Новости. Александр Вильф Марина Зуева
Всего простившись с тренером я стал разуметь, что на протяжении многих лет мы ладили столь аккуратную техническую работу, что альтернативы этому я не найду ни у какого иного специалиста. Не поверите: я пробовал вспомянуть, из-за чего у нас разгорелся конфликт, и не смог. Все виделось ерундой, какая вообще не стоит внимания. Однако все это, к счастью, в былом. Мы продолжаем вкалывать вкупе и по-прежнему передвигаемся вперед.
- Чем вы руководились, выбирая постановщиков на олимпийский сезон?
- Руководился задачами. Разыскивал специалиста, какой поддержал бы вывести мою вторую оценку на более возвышенный степень, поработать над артистической палестиной программ. У Арутюняна я беспрерывно тренируюсь вкупе с Эшли Вагнер, а она будет бессчетно лет сотрудничает с Шэ-Линн Бурн. Итоги этой работы мне больно нравились, беспорочно болтая. Шэ-Линн больно важнецки вытанцовывается вытащить из фигуриста качества, о каких он сам может и не думать, при этом она не пробует всучить люду собственный манера.
Вот я и постановил испробовать к ней адресоваться. Вначале обсудил эту идею с Рафаэлем, и он взговорил, что целиком и всецело поддерживает мои намерения. Более того, почитает, что программы Шэ-Линн великолепно гармонируют с теми постановками, что ладит Лори Никол и при этом абсолютно не похожи на них. Давай а поскольку мою произвольную программу становила Лори, я отдаленнее не качался в выборе.

©
Новости. Владимир Песня Фигурное катание. Командный чемпионат мира. Показательные выступления
- С Лори Никол вы сотрудничали и прежде?
- Дудки, алкая осведомил, что они с Рафом важнецкие дружки и дробно вкалывают вкупе. Лори потрясающая. Мне вообще будто, что настолько, будто она, не вкалывает вяще ни один-одинехонек постановщик. Она первым делом усадила меня визави себя и азбука повествовать – о музыке, о хореографии, об истории фигурного катания – о таковских штуках, о каких со мной вообще никто ввек не болтал. Демонстрировала мне рисунки, картины, объясняла, будто вкалывает психология человечьего восприятия, зачем судьи оценивают одно, и не оценивают – иное, делала обращать внимание на детали, выделять эти детали.
Я внимал ее и разумел, что тоже начинаю иначе взирать на то, чем занимаюсь. Впоследствии мы командируй на лед и Лори велела мне попросту передвигаться под музыку и ладить то, что опамятуется в голову. Впоследствии стала что-то подсказывать, направлять. Это был абсолютно потрясающий эксперимент.
- Если бы правила допускали, что произвольная программа может быть на пятнадцать секунд длиннее, что бы вы добавили в нее – еще один-одинехонек скачок, или позволили бы себе расслабиться и потанцевать?
- Временами я взаправду ощущаю сожаление от того, что нынешние правила не позволяют уделять времена какой-то танцевальной импровизации. С другой сторонки, всякий один, когда программа заканчивается, у меня всегдашне проскальзывает дума: "Ныне всего бы до борта доехать…" Алкая в круглом, кумекаю, мужскому катанию не воспрепятствовали бы десять-пятнадцать секунд воли.
- Однако не при пяти четверных скачках, настолько?
- А тут дудки однозначного ответа. Когда все получается, это настолько заводит, вручает столько адреналина, что изнеможение вообще перестает ощущаться, накатывает впоследствии, когда уже сидишь в "кисс-энд-край" в ожидании оценок. Аховее итого случается, когда заблуждаешься в каком-то из первых скачков. Вот тогда порой доводится дотягивать программу на зубах.

©
Фото: официальный аккаунт ОИ-2018 в TwitterМедали Олимпийских игр-2018 в Пхенчхане
- Вы грезите о том, дабы выиграть Олимпийские игры?
- Вот конкретно подобный формулировки я все-таки пробую избегать. Я кумекаю об Олимпийских играх, будто, верно, кумекает любой атлет. О том, что это – пик карьеры, самая большущая и заветная мишень, к коей можно влечься в спорте. Вероятно, Игры в Пхенчхане не станут в моей карьере едиными, может быть, за другой Олимпиадой случится и третья, однако сейчас я реально алкаю выступить собственно на этих Играх. Собственно выступить, получить этот эксперимент.
Разумею, что сейчас произнесу распорядком заезженную фразу, однако для меня в фигурном катании основное не победы, а пути к ним. Каждодневные тренировки доставляют мне ничуть не меньшее блаженство, нежели благополучные выступления в состязаниях. Я, прежде итого, боготворю кататься.
- Охотно верую, однако при этом вы не можете не разуметь, что способны биться в Пхенчхане за победу.
- Способен. В этом сезоне я взялся ощущать это больно важнецки. Вы хотите услышать абсолютно беспорочный ответ?Ага, я алкаю выиграть золотую медаль. Алкаю стоять на олимпийском пьедестале на верхней ступени. С малолетства алкаю. И все, что лажу на льду – лажу ради того, дабы эту мишень реализовать. Если выйдет, кумекаю, это станет самым большущим достижением в моей жизни.

©
Новости. Рамиль Ситдиков Стадион в Пхенчхане перед началом выступления фигуристок
- Если не удастся реализовать грезу в Пхенчхане, вас это велико истреплет?
- Сложный проблема. Временами я начинаю задумываться о том, что всякая Олимпиада залпом ладит спортсмена ветше. Причем, не на один-одинехонек год, а на четыре, потому что кумекать ты уже начинаешь о иных Играх, а не о тех состязаниях, что будут между ними. С другой сторонки, сейчас мне 18, сквозь четыре года будет 22, и это не самый солидный года для мужского одиночного катания.
В какой-то степени мне, верно, повезло: я всякий девай слежу, будто катается Эшли, будто тренируется Адам Риппон, какой тоже проложил в фигурном катании чертову прорву времени, я видаю, будто они прогрессируют, будто, несмотря на года, придумывают на льду какие-то неожиданные вещи. Все это вселяет в меня уверенность, что в 22 моя бытие аккуратно не закончится – самосильно от того, что приключится в Пхенчхане.
Источник : http://rsport.ria.ru/interview/20171209/1129822500.html

0 комментариев