Последние новости

Организаторов подпольного казино будут судить в Хабаровске
Выбираем кровлю из профнастила
МИЦ-недвижимость: безопасность и гарантии от лучшего брокера
Организация корпоративных праздников от компании профессионалов
Обслуживание фронтального погрузчика
Запорная арматура Rehau
Перечень услуг которые предоставляет компания «Кадровый советник».
Квартирные аферы - краткий обзор
Часы Diesel для неповторимого стиля
Компания Domoff-interiors
Volkswagen Crafter – функциональный и вместительный микроавтобус
Угловые диваны в Севастополе
Полиция задержала в связи с событиями в Дижоне еще восемь человек
Апелляционный суд США обязал закрыть дело экс-помощника Трампа
Acer представила два новых защищенных ноутбука из линейки Enduro
Meizu выпустит свои первые смарт-часы в 4 квартале 2020 года
Связующее звено и важнейший ресурс. Зачем Конституции культура?
Порошенко вызвали на допрос в качестве подозреваемого
В сети появилось видео драки депутатов Саратовской областной думы
Россияне, живущие в ДНР, проголосуют по поправкам в Ростовской области
Opera встроила Twitter в свой десктопный браузер
Протестующие в Висконсине выбросили в озеро статую борца с расизмом
Дмитрий Реут: Москва полностью готова к голосованию по Конституции
История больших жертв. Память предков нашла отражение в Конституции
В 20 муниципалитетах Сербии введён режим ЧС из-за наводнения
Худрук «Современника»: Обновление Конституции обусловлено развитием жизни
Президент Киргизии отправится на самоизоляцию
Ливийцы могут попросить помощи у Египта
Ангелы-хранители. Душевная дистанция не соблюдается
Депутат МГД: Соцопросы показывают массовую поддержку поправок к Конституции
Испания настаивает на общих критериях при открытии внешних границ ЕС
Больше новостей

Кто накормит Кавказ. Всероссийская житница стала общей головной болью

Политика
1 146
0

Статья Александра Солженицына «Будто нам обустроить Россию?» вышла 30 лет назад, в июле 1990 г. Ныне, когда мир исподволь приходит в себя после пандемии, этот проблема вновь становится животрепещущим. «АиФ» запускает спецпроект, в рамках какого эксперты смогут предложить свои сценарии развития регионов. Начнём мы с Нордового Кавказа.

Или реформы, или нищета



К сожалению, Нордовый Кавказ регулярно попадает в новостные сводки. И новости эти, будто правило, не позитивные. Даже коронавирус по тому же Дагестану нанёс удар более большой, чем по Центральной России. Большой столь, что из Ростова пришлось отправлять туда особенные бригады МЧС и Минобороны для дезинфекции и сооружения модульных госпиталей.

Досокращались
Если же перечислять все проблемы региона, то не хватит перстов на десницах. К образцу, экология. Виделось бы, Дагестану сама естество создала идеальные обстановка для организации экологических туров, развития фермерских хозяйств. Ага и народ в регионе предприимчивый и неленивый. Однако...

«В рамках проекта „Генеральная уборка“ в 2019 г. региональный ОНФ вскрыл 227 несанкционированных свалок, из них вяще 90 мы ликвидировали, — болтает луковица регионального исполкома ОНФ в Республике Дагестан Джамалудин Шигабудинов. — Однако из-за ливней и паводков отходы из оставшихся унесло в реки горных районов. У администрации муниципалитетов дудки техники, какая очистила бы воду от мусора. Итог — массовое отравление людей».

В Дагестане бессчетно проблем связано с аховым состоянием, а то и отсутствием очистных сооружений. Специалисты Института геологии при проведении гигиенической оценки питьевых подземных вод, что использует народонаселение нордовой части республики, вскрыли яды. Всего в начале января вяще 100 человек отравились питьевой водой в Кизляре. В 2019 г. таковских случаев в регионе было три.

«С отравлениями еле справляемся, куда уж нам с убийцей под званием COVID-19 свериться, — признаётся Магомед Абдулхабиров. Уроженец дагестанского засела Цумада, знаменитый московский травматолог-ортопед, он начальный задавил тревогу и адресовался к Президенту России. — Когда я во времена СССР вкалывал главврачом санэпидстанции, у нас были регулярные учения по чуме и холере. Сейчас никаких учений не проводится. Я пробовал в Дагестане найти вирусолога — дудки вирусологов в Дагестане. Во времена СССР там была больно важная мощная противочумная станция. Сейчас всё это «оптимизировали».

Будто сжали и фельдшерско-акушерские пункты в аулах и небольшие сельские больницы на 10–15 коек. В городских больницах сжали докторов. А зарплаты у оставшихся по-прежнему 20–25 тыс. руб.

Однако шанс на улучшение жрать. Ведь дагестанские студенты-медики становятся победителями Всероссийской олимпиады по оказанию первой помощи, будто это было в былом году. А в этом году в марте студентам-отличникам из Дагестана вручил стипендии Фонда Г. Махачева и фонда «Содружество» начальный зам постпреда РД при Президенте РФ Гамзат Гамзатов, отметив что численность отличников-дагестанцев в московских вузах растёт.

Вся упование на туризм

Ещё одна проблема — нищета. В 2019 г. за чертой скудости были распорядка 500 тыс. дагестанцев, ещё близ 1 млн человек почитались маломочными. Ныне же численность маломочных может возрасти. «Дабы свериться с кризисом, потребуется мобилизация кадров, пересмотр уже утверждённого бюджета и сверхконцентрация ресурсов на раздельных направлениях», — уверен экономист Маир Пашаев. По его воззрению, перед правительством Дагестана проблема стоит ребром: или реформы, или кризис. Если не проложить структурные реформы экономики в текущем году, то запоздалее власти могут очутиться перед иным выбором: реформы или нищета.

«Из-за простоя предприятий и организаций на фоне пандемии коронавируса под риском увольнения будет не менее 20% вкалывающих обитателей региона», — болтает Пашаев. Ранее Министерство труда и соцразвития Дагестана доложило, что по состоянию на 1 апреля 83 предприятия республики заявили о ждущих увольнениях более 2,7 тыс. работников. А ещё рискуют потерять работы 1,9 тыс. чел., большинство из каких корпят на крупных промпредприятиях региона.
Кто накормит Кавказ. Всероссийская житница стала общей головной болью

Статья по теме

Курорты без пришли. Зачем туркомплексы в регионах СКФО приносят убытки

Однако уполномоченный по правам предпринимателей в Нордовой Осетии Тимур Медоев полагает, что девала во всём регионе поддержит поправить туризм. «У Нордового Кавказа огромный туристический потенциал, какой успешно реализуют, несмотря на большенный урон имиджу, нанесённый террористами, — болтает Медоев. — Потихоньку образ Кавказа менялся, потянулись в регион туристы. Однако грянула пандемия, туристический сезон опять под угрозой срыва. Тем не менее горнолыжные курорты развиваются. В Нордовой Осетии „Мамисон“ получил второе дыхание. В Кабардино-Балкарии употребляет успехом у туристов Приэльбрусье. Нам надобно лишь стимулировать внутренний туризм».

Спирт — в топку

Из-за падения промпроизводства, необычно машиностроения, длинное времена маялось сельское хозяйство Нордового Кавказа. Нечем было обновлять машинно-тракторный парк — пришлось закупать технику за гранью. «Однако в круглом Нордовый Кавказ — один-одинехонек из лидеров сельхозпроизводства. В Кабардино-Балкарии мы получаем возвышенные урожаи зерновых, плодовых, выделываем и продаём консервы, занимаем третье пункт по выпуску консервов в России», — уверен председатель экспертно-аналитического совета при главе КБР Пшикан Таов.

Кое-какие экономисты предлагают оригинальный ход: спиртовые цеха, захлопнутые под давлением Росалкогольрегулирования, могут выбрасывать востребованное топливо — биоэтанол. А вхождение в регион крупных торговых сетей, таковских будто «Леруа Мерлен», даст толчок развитию неглуб/оких производителей стройматериалов.

Важнее ли жительствовал нордовый кавказ в годы СССР?



В советское времена кавказцы почитались людами небедными. Однако будто на самом деле жительствовал тогда Нордовый Кавказ?И какие его нынешние проблемы гнездятся в недалёком былом?Повествует директор Фокуса региональных изысканий и урбанистики РАНХиГС Константин Казенин:

— Джигит, мусорящий деньгами, — образ, какой был создан скорее раздельными выходцами из республик Закавказья, чем с Нордового Кавказа. Города северокавказских автономий в советское времена не выдавались от типических областных и районных фокусов Центральной России: пищевая, строительная, оборонная индустр/ия, где-где сырьевая. Однако модернизация, какую Нордовый Кавказ пережил в годы индустриальных пятилеток, капля изменила его традиционный уклад — многодетные семьи, почитание старших, родовые связи. Пай сельского народонаселения намного превышала посредственную по РСФСР. Бытие в горных сёлах, где нелегко механизировать труд, была тяжёлой. Однако, не обладая спрашиваемой специальностью, устроиться на завод и получить городскую прописку было непросто. В местной промышленности вкалывало бессчетно приезжих специалистов. И люд на селе придерживались за привычные дела — овцеводство и садоводство.

Статья по теме

На одно пункт - 286 человек. Нордовый Кавказ остаётся первым по безработице

Всё изменилось, когда рухнула колхозная система и сельский труд почитай перестал кормить. В 1990-е гг. на Нордовом Кавказе стремительно пошла урбанизация. Однако медицина, образование, транспортная система городов отвязались от роста народонаселения. А работу новоиспеченные городские могли найти основным образом в малом бизнесе. Будто повсюду, в это времена на Нордовом Кавказе ветхие советские производства останавливались, а новоиспеченные не создавались.

Ныне, по официальным настоящим, в Северо-Кавказском федеральном округе самая возвышенная безработица в России. Однако опросы демонстрируют, что на самом деле большуще не численность безработных, а людей, не оформляющих трудовой конвенция, и отходников, двигающих на заработки в иные регионы стороны. В кавказских республиках бессчетно малого бизнеса — в пищевой, лёгкой промышленности, производстве стройматериалов, грузовых транспортировках. Однако этот бизнес не всецело вышел из тени, в чём его нелегко винить. Примерно, неглубокий агробизнес уводит в тень бездна запутанных проблем с правами на землю. Усилия царства в заключительные десять лет навещены на то, дабы развивать туризм и возрождать индустр/ия региона. Однако эксперимент демонстрирует, что подобные мегапроекты не излишне броско действуют на степень жизни в круглом.(В особых экономических полосах горных курортов создано к капуту былого года 757 рабочих мест, в Нордовой Осетии на 6 предприятиях ВПК, перезапущенных «Ростехом», вкалывают всего 1350 человек. — Ред.)Оттого царству надобно изменить стратегию на Нордовом Кавказе, сконцентрировав усилия на создании более комфортной сферы для малого и посредственного бизнеса, — поддержать всецело выйти из тени той экономике, какая на самом деле кормит регион.

Нажимите для увеличения

Где найти точки роста



Вице-президент Ассоциации «Шесть Сигм», глава проектов по СКФО — Чеченавто, Заря Осетии, Агротехнический холдинг СКФО Тимур Хубаев:

На проблема, какой регион в России изображает самым проблемным и без эпидемии, девять из десяти отзовутся: Нордовый Кавказ.

«Может, рассосётся?»

Тотальная безработица, наложенная на коронавирус и карантин, создаёт колоссальные проблемы для экономики и общества. Очевидно, что система, при коей стабильность в регионе обеспечивается нескончаемыми вливаниями из фокуса, не может продолжаться бессмертно. Будто очевидно и то, что протестные расположения на Кавказе уже сходят из соцсетей на улицы и проблема «чем кормить ребятенков?» становится основным на этих сходах.

То, что здешние власти не умеют миролюбиво договариваться с народом и прибегают к помощи Росгвардии, болтает всего об одном: у здешних элит дудки своей программы выхода из кризиса и вся упование на федеральный середина.

А федеральный середина продолжает глядеть к Кавказу, исходя из принципа «может, рассосётся». Всеобщий тренд — развивать туризм и культмассовку приказами сверху, а инвесторов запускать один-одинехонек на один-одинехонек с коррупционерами на местах. После многомесячного общения с главами, в том числе и новоиспеченными, я осмыслил: со времени ликвидации Минкавказа эти тенденции не изменились. Эта поражающая воображение беспечность чиновников, чудом избежавших «штрафных санкций» Счётной палаты, не может не будить обеспокоенность. Потому что даже неэкономистам удобопонятно: если в течение 10 лет этот тренд всего аккумулировал изъяны, а покупательная способность народонаселения обрушилась, он не может стать основным и сейчас. Вместо того дабы свести усилия и дать то, что ожидает общество, — работники места, эти люд делят министерские портфели и подчищают ранее взятые обязательства.

«Чёрная дыра»

Надобно взговорить, что это вдалеке не первая попытка реанимировать экономику СКФО. Удобопонятно, что после вооружённых противостояний за миролюбивое небосвод готовы были оплатить сколько угодно. Нордовый Кавказ стал «чёрной дырой», какая вбирала огромные массы денег. Перед федеральным фокусом стояла задача хоть как-то соблюсти баланс между бюджетными вливаниями и теневой экономикой.

С этой задачей сверились, надобно было передвигаться вперёд. И в начале 2010-х взялось Министерство по делам Нордового Кавказа, какое надлежит было организовать переход от дикой экономики к белокипенной. Однако, вместо того дабы взяться вкалывать по принципу «от простого к сложному», развивать небольшой семейный бизнес, ментально ближний большинству народонаселения, разыскивать точки роста в интенсификации сельского хозяйства и абсолютной переработке и т. д., регион оглушили лозунгами и лозунгами к мегапроектам. Вместо того дабы обучать людей новоиспеченным специальностям и возбуждать навыки ветхих, строили выставочные комплексы и горнолыжные курорты. В итоге все усилия ретировались в гудок. В то времена будто, примерно, на Далеком Восходе были реализованы тысячи инвестиционных проектов, в СКФО таковских очутилось чуть более двух десятков. Ни Минкавказ, ни Корпорация развития Нордового Кавказа, ни «Курорты Нордового Кавказа», ни особые экономические полосы, ни кластеры не сработали. Одолел дикий бизнес со всеми его нюансами.

«К пуговицам спросы жрать?»

И тем не менее стабилизировать ситуацию вероятно. В регионе жрать и промплощадки с коммуникациями, и сырьевая база, и базары сбагрена. Оттого предлагаю обсудить мои предложения.

На мой взор, стабильность на Нордовом Кавказе может быть завоевана всего за счёт создания рабочих мест и подготовки кадров. За минувшие 10 лет рабочих мест было создано не более 2 тыс. А для нормального функционирования экономики СКФО необходимо создать их 300–400 тыс., из каких 25% должны быть в сельском хозяйстве и промышленности, а 75% — в обслуживающих секторах. С азбука года в регионе уже сжато близ 100 тыс. рабочих мест. Ответ на проблема, куда пойдёт сокращаемая молодёжь — на площади, «в зелёнку» или вкалывать, — может дать всего Минэкономразвития.

Вообще, с учётом крайней сложности ситуации и особенностей протекания эпидемии на Кавказе после разработки программы и для её успешного старта может потребоваться и индивидуальное обращение президента к народам Нордового Кавказа, к их старшим, вес каких бессчетно значимее, чем у глав регионов. Это тут особо ценится. Индивидуальное касательство, индивидуальное сопереживание и индивидуальный образец. Оттого собственно на Кавказе раскаталось беспрецедентное движение со сторонки диаспор и общин, помогающих своим регионам провиантами, деньгами и медикаментами.

Статья по теме

«Город мёртвых». Будто занедужившие горцы изолировались, дабы избавить остальных

Нордовому Кавказу помогать надобно умело, адресно и на основе комплексной стратегии — живого плана развития, подкреплённого инструментом реализации. Однако ни плана, ни инструмента дудки. Дробная смена управленческих команд, их басистая квалификация и непонимание нюансов межрегионального взаимодействия не позволили им взяться. Вышли лишь размытые и неконкретные национальные проекты, позволяющие прельщать сомнительных подрядчиков и расходовать оружия на мишени, далёкие от поставленных задач. Наступаем на одни и те же грабли — у всякого участника процесса неодинаковые показатели эффективности. У чиновников — встреченные в штуках и рублях программы развития. У инвестиционных банкиров — недопущение нецелевого использования оружий. У регионов — найти крайнего и рассказать, что им денег не дали. В итоге всякий за себя, а дальше — по Райкину: «К пуговицам спросы жрать?» К пуговицам спросов дудки.

Алкая верным было бы найти единого ответственного — оргструктуру проекта, выделить ей достойные лимиты по труду, найти контрольные показатели(число рабочих мест, сумму затрат на создание одного пролетария места по регионам и секторам производства и т. д.), федеральные гроши выделять не на проекты, а на конкретные работники места. И жёстко спрашивать с конкретного шефа, зачем что-то не сделано. Потому что зачем тогда он взялся возглавлять, если не гарантирует итог.

Под итогом для СКФО я разумею вытекающее: создать в течение календарного года 10 тыс., а до 2024 г. — не менее 400 тыс. рабочих мест со средней зарплатой 30 тыс. руб.; добиться показателя по инвестициям: на 1 рублевка бюджетных оружий — 10–12 от инвесторов. Вдруг гарантировать обстановка для создания 300 тыс. рабочих мест в сферах обслуживания.

Загнать... атмосфера

Я неслучайно наметил формулу, какая может гарантировать развитие экономики СКФО — 25 ? 75. Одно рабочее пункт в производстве и сельском хозяйстве дадут три в сфере обслуживания и госсекторе. Индустр/ия должна развиваться на основе сборочных производств простых машин и механизмов с перспективой абсолютной локализации и усложнения процессов на местах на основе здешнего сырья, материалов и полуфабрикатов. Это даст возможность организовать межрегиональные цепочки производства и потребления с всеобщей выручкой близ 1100 млрд руб.

Будто загрузить сферу обслуживания, подсказал коронавирус и понимание того, что безукоризненный атмосфера становится товаром. Ныне необходимо научиться этот товар торговать — прежде итого крупным мегаполисам, какие потерпели и от экологии, и от вируса. Не надобно строить огромные комплексы для лёгочной реабилитации, тем более что вирус приучил к соблюдению социальной дистанции. Упор можно сделать на постройка гостевых домов, управляемых семейным бизнесом. Ворочающей бражкой сети таковских гостевых домов и инвестором может стать «Кавказ-реабилитация», какую можно создать с участием правительств регионов СКФО, правительств Москвы, Санкт-Петербурга, «Газпрома», «Роснефти», РЖД, «Ростеха» и т. д. Все они в величайшей мере потерпели от инфекции и бедствуют в реабилитации своих сотрудников и обитателей. Всем переболевшим потребуется долголетнее лечение, и горные территории для этого наиболее подходят. Запримечу, что это выказывает большущие перспективы и для частной медицины.

Что надобно сделать?

1. Переформатировать структуры, созданные с бывшим Минкавказом, сориентировать их на работу в трёх течениях: Кавказпром, Кавказстрой и Кавказпроект. Или свести их в новоиспеченной структуре ПАО «Кавказоргпромстройинвест».

2. Встретить стратегию привлечения инвестиций в СКФО на основе принципа «инвестиции в мена на рынки».

3. Производство надлежит развиваться на основе кратких индустриальных инвестиционных проектов(КИП), организованных по принципу «от простого к сложному», от сборки на основе сборочных комплектов — до абсолютной локализации производства в СКФО на основе межрегиональной кооперации и создания пограничных производств.

В перспективе этот подход может стать основой создания монолитной Корпорации развития приоритетных территорий с монолитной методической и нормативной базой. Ведь и Далекий Восход, и Нордовый Кавказ, и Арктика, и Крым глядят к приоритетным территориям, потенциал каких по базарам и номенклатуре потребления неохватен и может быть освоен при обстоятельстве общества сторонок, устанавливающих во главу угла реализацию прежде итого государственных инициатив и приоритетов.

Поддержат ли «варяги»?



Кавказ мог бы быть одним из самых богатых регионов России.

В реальности же богат он в основном проблемами. Зачем настолько вышло?

Дмитрий Журавлёв, гендиректор Института региональных проблем:

— В советское времена Нордовый Кавказ был большущим индустриальным регионом. Однако в 90-е годы собственно по промышленности был нанесён величайший удар. Большинство системообразующих предприятий затворились. Народонаселение же в регионе растёт бойко. Молодых бессчетно, а вкалывать им негде.

Виделось бы, возвести новоиспеченные предприятия — невелика задача. Это же не Далекий Восход, не надобно с нуля строить всю инфраструктуру, оттого можно гораздо бойче выйти в барыш. Однако тут мы столкнулись с иными проблемами — с тем, что зовется здешними особенностями.

Кавказ — это регион родовых вертикалей. Тут клан, родственные связи значат больно бессчетно. Здешняя разновидность коррупции заключается не всего и не столько в повальном похищении, сколько в том, что один-одинехонек чиновник возвышенного ранга начинает подтягивать во воля своих родичей и всецело вытеснять из власти иные кланы. До проблем региона в итоге никому девала дудки, и они копятся и копятся.

Статья по теме

«Элиты обвыкли к дотациям». Что мешает развиваться Нордовому Кавказу?

Оттого, дабы обустроить Кавказ, тут надобно менять фактически всю систему управления. В течение 20 лет после чеченских браней федеральные власти пробовали найти оптимальную формулу. Вначале определяли на возглавляющие посты здешние элиты. Не вышло — элиты взялись ругаться между собой. Пробовали определять кавказцев, однако из Москвы. Однако они столь утратили связь с регионом, что не всего не разумеют, что там происходит, однако и не владеют поддержки со сторонки здешнего народонаселения.

Третий вариант — направление «варягов», какие с Кавказом ранее связаны не были. При этом «варяги» должны быть со связями, употребляющие почтением, с важнецким управленческим экспериментом. Образец — Владимир Васильев в Дагестане, какой бился с террором, был замглавы МВД. Однако даже у него девало идёт со скрипом. А бессчетно ли таковских кадров можно найти?

Вот и остаётся доколе Кавказ нерешённым уравнением в задаче о том, будто нам обустроить Россию.

Взгляд автора может не сходиться с позицией редакции

0 комментариев